История одного ожидания

В ночь с 11го на 12ое июня 2010 года около полуночи к нам в клинику практически ворвались очередные клиенты. Приехали они  из Курганской области и непосредственно с порога стали разговаривать на повышенных тонах с администратором, требуя немедленно осмотреть их животное, используя при этом на удивление изощрённые фразеологические обороты.

 В ночную смену принимает только один врач и по «роковому стечению обстоятельств» на этот момент он выполнял длительную процедуру, и незамедлительно принять животное у него просто не было возможности. Учитывая то, что состояние пациента  не вызывало серьёзных опасений (у собачки были патологические роды) хозяевам животного было предложено некоторое время подождать. Тогда люди перешли к прямым угрозам вроде того, что если с их животным что-то случится, последствия для персонала клиники будут плачевными. Администратор чтобы разрядить обстановку созвонилась с одной из клиник города и договорилась о приёме по записи. Забрав собачку, посетители уехали.

 

 Часа через полтора они опять влетели во входные двери. На изумлённый вопрос администратора: «почему Вас не приняли в другой клинике при наличии договорённости?» - они честно ответили, что за хамство, и грубость их просто-напросто выгнали оттуда и отказали в приёме. Откровенно говоря, мы не берёмся осуждать коллег. Напротив, мы понимаем их мотивы. Общаться с этими клиентами было, мягко говоря,  сложно. Но к этому времени их собачка была уже измученная и уставшая, и что-то нужно было предпринимать. Поэтому врач приступил к осмотру пациента. Выяснилось, что у животного осложненный родовой процесс и ему показано кесарево сечение.

 

Встал вопрос об оплате. На что хозяева вполне ответственно заявили, что деньги для них не проблема, но вот в данный момент они располагают лишь суммой в 300 рублей. Но не мучить, же животное пока его хозяева съездят в Курганскую область за деньгами?! Поэтому врач под свою ответственность решил оперировать «в долг». Хозяева наотрез отказались ждать 1-1,5 часа, пока не закончится операция, сославшись на неотложные дела, и были таковы. Операция прошла успешно, к утру, собачка чувствовала себя отлично. Позвонили хозяевам. Они ответили, что их автомобиль вышел из строя, но ближе к вечеру они обязательно за ней приедут. Но, ни к вечеру, ни ночью никто не приехал. 13го числа мы позвонили снова. Нам ответили, что машина по-прежнему сломана, все деньги ушли на ремонт, и поэтому заберут они собаку потом. Неоднократные попытки донести до людей смысл происходящего привели только к тому, что хозяева животного просто-напросто перестали брать телефонную трубку, «сбрасывая» наши вызовы. С тех пор, никто их ни только не видел, но даже и не слышал…

 

Стоит отметить, что собачка оказалась на редкость общительна и жизнерадостна. Ласковая, игривая, с удивительно умными и проникновенными глазами, в которых неугасимо светилась вера. Вера в то, что хозяева её любят, что они обязательно за ней приедут и заберут  домой в привычную атмосферу. Наверно и нас она заражала этой верой и оптимизмом. И только поэтому мы тоже ждали её хозяев полторы недели, ежедневно осуществляя все мероприятия по содержанию, уходу и кормлению животного. Тратили рабочее время на уборку  и выгул, надеясь на то, что хозяева всё же вернутся за ней.

 В нашей клинике нет гостиницы для животных и условий для длительного пребывания пациентов, поэтому мы были вынуждены пристроить собачку в приют. Все сотрудники за это время привязались к ней, и нам не просто было решиться на этот шаг. Хочется только спросить хозяев: «за что они так наказали не только своего питомца, но и нас?» И дело не только в том, что врач взял на себя ответственность, выполнив длительную и сложную процедуру, а его труд не был даже оплачен, а в течении полутора недель работу всей клиники пришлось реорганизовывать с учётом нахождения в рабочем кабинете животного. Хуже всего в сложившейся ситуации, это ощущение безвыходности.

 

Мы не призываем « очеловечивать» домашних животных и возводить их на один уровень с людьми. Юридически наши питомцы приравниваются к имуществу, неодушевлённым предметам. Но мы предлагаем людям, способным поступать подобным образом, просто взглянуть на ситуацию глазами животного.

Собаки животные стайные. То есть они воспринимают своих хозяев и их близких членами своей стаи, где существует чёткая иерархия, принципы взаимопомощи и эмоциональной составляющей нежности и преданности. Думаю, это понимает каждый. И хочется задать им один единственный вопрос: если человек, понимающий всё это, всё равно поступает подобным образом, значит ли это, что он сам готов к тому, что в тяжкий миг старости или тяжелой болезни его близкие просто оставят его беспомощного в какой-нибудь больнице. Просто-напросто забудут о его существовании и вычеркнут его из собственной жизни?

Давайте не будем забывать, что животное, лишенное хозяина обречено на тяжелое существование или гибель.